Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

odna

(no subject)

Други иерусалимские, не знаете ли вы какого-нибудь тихого жилья дачного типа в Эйн-Кереме, Моце или других иерусалимских окрестностях, которое можно было бы снять недели на две или на месяц?
odna

(no subject)

* * *

В начале жизни помню детский сад.
Нет, лучше так: из Азии заехав,
я очутилась в детском во саду
ли в огороде.
Вот и вся задачка.

В том городе хотелось вечно спать,
но приходилось рано подыматься
и по дороге каждый день решать простой арифметический пример:
один плюс три равнялось четырём,
и прыгать с тумбы каменной, чтоб храбрость
во мне росла и ловкость развивалась –
так шло покуда пастырем отец
мне был, когда же мама провожала,
то разговор шёл чаще о моих
не скрывшихся от пристального взгляда
ужасных прегрешениях: Не съела
вчера ты суп с грибами за обедом. –
– Он был с перловкой! – В тихий час с соседом
болтала и смеялась вместо сна. –
– Но, мама, он показывал свой пуп!
Пуп у него не внутрь, а наружу. –
– Неважно, помни, мама видит всё.
Ты не должна с Гундаровой дружить,
мне воспитательница ваша говорила, –
она большая врунья, не дружи с ней,
в рот с полу не бери и не забудь.

Здесь памятник Ахматовой воздвигнут.

Я не забуду книжную закладку,
где жёлтый круг и синий треугольник
с квадратом красным снова повторяли:
один плюс три равняется четыре,
и клейстером, размазанным соплёй,
я это утверждение скрепляла,
вселявшее уверенность в законах
небесной землеметрии не меньше,
чем мнимая возможность написать
"я помню" на тетрадочном листке.

Я пенку на какао не забуду,
я не забуду Элю Головко и Пальчикову Иру,
однояйцовых Сашу и Наташу,
двух Жень, один – Лукин, второй был – Мaркин,
Лилю Баруллину и суп с перловкой,
я даже вспомнила фамилию двойняшек,
но хоть убей, не помню имя воспиталки,
их было две, но всё равно не помню.

Я не забуду дедку с бабкой репки из фанерки,
я помню гордость юной пионерки,
проследовавшей мимо – на урок.
Я буду помнить запах валенка в галоше
и лифчики с чулками на подвязках,
и каравай, и гуси-гуси,
и как мы в ряд сидели на горшках,
а я тогда любила двух мужчин,
гимнаст Тибулл с царевичем Гвидоном
не умещались в сердце, и сладка
была полузабытая игра
в садовника, где только и осталось,
что – ах! и – что с тобой? и – влюблена...
и Виноградовы – фамилия двойняшек,
и две тарелки из папье-маше
с раскрашенными раком и глазуньей,
и то, что поглощалось всё в июне
небытием, обеих воспиталок
как будто бы и прежде не бывало.

Но повторявшийся неоднократно
мой сон под скрип и скрежет раскладушек:
кубы и конусы, шары и пирамиды,
которые я вынимала из-под ног
и друг на друга ставила всё выше,
карабкалась и снова громоздила,
и каждый из объёмов необъятен
был и казался мне планетой, нет,
планидой, нет, мирозданием, удержанным
в полёте в одной единой точке колебанья,
но этот сон я помнить не могу.

Collapse )

UPDATE Суть поста заключалась в первой ссылке.
Интересно, хоть кто-нибудь туда заглянул?
odna

Лев Лосев R.I.P.

* * *

Воскресенье. Тепло. Кисея занавески полна
восклицаньями грузчика, кои благопристойны и кратки,
мягким стуком хлебных лотков, т.е. тем, что и есть тишина.
Спит жена. Ей деревья снятся и грядки.

Бесконечно начало вовлечения в эту игру
листьев, запаха хлеба, занавески кисейной,
солнца, синего утра, когда я умру,
воскресенья.
odna

За чтеньем Леопольда Стаффа


Сердце с доверьем и отрадой...

читаю: с дверью и оградой
как бы с утратой и наградой
в себе самом оно сокрыто
в себе самом сестрой и братом
как бы оратор и оратай
один другого соглядатай
ломились бы в одни ворота
но с двух сторон. поврозь и рядом
как грядки две на огороде
оно хранит свои обряды
свои секреты.

3-4.IV.2007

А вчера reu_k прислал мне свою интереснейшую статью The concept of Heart: Continuity and Change (A Chapter in Rabbinic Anthropology), название которой я по собственной склонности к misreading интерпретировала неправильно.
odna

Вести с полей и огородов,

а также благодарности с занесением в личное дело каждого

Не всё так мрачно, как кажется.
С Пашей мы "достигли взаимопонимания". С ПОЛУТОНОВ я не ухожу.
Огромное СПАСИБО всем, кто поддержал в минуту жизни трудную!

И даже наша почта, на которую я не перестаю жаловаться, порадовала - принесла книжки от witkowsky и bautta, за что им и даже ей (пресловутой почте) огромное СПАСИБО!

А кроме того, теперь уже с полным основанием поздравляю всех френдов, приложивших руку к антологии "Век перевода".
СПАСИБО, sentjao, homyndrik, callinica, pagad_ultimo, bautta, witkowsky и, конечно, все участники "ВП", с которыми я не знакома!